История Орска начинается в далёком 1735 году с основания столицы Оренбургского края. Орская крепость была надёжной опорой России на южных рубежах. Со временем сменив военный статус Орск стал купеческим центром Южного Урала. Минули годы и окрестности Орска стали грандиозной стройкой первых индустриальных пятилеток, был заложен уникальный Соцгород. Орск стал центром Восточного Оренбуржья.

Главным достоянием города всегда были его жители. Орчане достойно несли честь свего города через войны и потрясения. Слава о рабочем Орске разошлась по всему миру. Фирменной маркой города стали: холодильник "Орск", сложнейшее оборудование для металлургии, дорожно-строительная техника, легкие металлоконструкции, промышленный никель и кобальт.

Главная

Парнак Татьяна «Ленинский путь» 11 июня 2005 года. № 085/934

ИЗ БЕЛОРУССКИХ ЛЕСОВ НА КОМСОМОЛЬСКУЮ ПЛОЩАДЬ

Прогуливаясь по городу вместе с читателями, мы не могли обойти стороной монументальные памятники, коих на улицах и площадях Орска великое множество. К одним судьба была более благосклонна. Но большинство не имеют исторической или художественной ценности, поэтому давно списаны со счетов и догнивают на своих пьедесталах. Это отдельная история. А сегодня мы поведаем вам о похождениях памятника Ленину, который незыблемо вот уже более 30 лет стоит на центральной площади.

К началу 70-х годов заканчивались застройка и благоустройство Комсомольской площади. Комсомолка начала приобретать черты, к которым мы с вами привыкли за долгие годы. Березы и вязы, конечно, были не такими высокими и пушистыми, а елочки-малышки только-только приживались. В это время и было решено на высшем городском уровне, что главную площадь должен украшать памятник вождю пролетариата.

Решить-то решили, да только чтобы воплотить задуманное в жизнь, понадобилось немало упорства и смекалки. Последнего, кстати, у нашего народа, привыкшего обходить зачастую дебелые чиновничьи формуляры, не занимать.

В те времена одним из основополагающих лозунгов экономики был: «Каждому советскому гражданину — отдельную квартиру». В связи с этим по стране действовал запрет Госстроя на постройку затратных зданий. Вложения должны были быть минимизированы за счет отказа от деталей украшения фасадов и планирования малогабаритных квартир. Запреты касались и проектирования монументальных памятников.

Как вы уже поняли, никакие табу властей города не остановили. Правдами и неправдами памятник выбили.

Для воплощения идеи из Москвы пригласили одного из самых модных в то время скульпторов Таратынова.

Привыкший за долгие годы ваять вождя в разных позах и ракурсах, столичный скульптор справился с заданием в два счета: набросал композицию и слепил миниатюрную скульптуру в гипсе. Наш городской художник (в силу некоторой комичности, даже скандальности ситуации мы решили не называть) чертил проект постамента буквально в московской мастерской скульптора. Словом, творческая мысль кипела... А вот подготовительные работы собирались застопориться, потому что фондов на материалы не было предусмотрено.

Министр культуры Советского Союза тех времен печально развел руками, мол, а что ж я сделаю, господа-товарищи дорогие? Посланец из Орска угрюмо побрел было к выходу из высокого кабинета. Но то ли вспомнив о привезенном презенте, то ли решив расстаться с ним, несмотря на отрицательный результат, — не везти ж обратно домой — протянул-таки министру две плитки из декоративной орской яшмы. У министерской чернильной души глаза загорелись и руки затряслись от возбуждения. Камни и впрямь были великолепные. Не яшма — произведение искусств.

Как позже выяснилось, министр культуры оказался страстным коллекционером редких камней и минералов. И за экземпляром орской яшмы давно гонялся, однако о такой красоте, которая оказалась в тот день в его руках, даже мечтать не мог.

Хозяин и уральский, теперь уже дорогой, гость засели с бутылочкой коньячка. Довольный министр глубже вник в проблему, подсказал, как достать материалы, и даже сделал парочку звонков. Путь, правда, оказался неблизким, но чего не сделаешь ради достижения цели?

Гранит заказали на Украине. По принципу: ты — мне, я — тебе. Орск поставил камнедробилки на гранитный карьер, а они нам, соответственно, камень.

А сам памятник заказали белорусскому военному предприятию, расположенному в г. Калядичи под Минском. Но и здесь оказалось не все так просто. «Нам флюса на год выделяется 500 кг, которые мы заканчиваем за 3 месяца, — вяло ответили заводчане. — Ждите, когда поступит новая партия». Но ждать представители нашего славного города не собирались. Опять же путем взаимных обещаний и расчетов орчане добыли столь необходимого флюса 5 тонн. Доставили его в Белоруссию с Балхаша, с условием, что благодарные — даже не подлежит сомнению — заводчане начнут отливать нашего Ленина в первую очередь.

Многие из нас в детстве пытались отливать из свинца разные вещицы, поэтому по собственному опыту знают, что более-менее прилично получаются лишь блинчики. А тут громадный памятник, на который требуется одной только бронзы и олова 5 тонн, и 120 кг чистого пчелиного воска для формы.

На основе макета, который сделал скульптор Таратынов, специалисты подготовили форму и отлили памятник по частям . Орск уже ожидал сообщения, что спаянный 10-метровый памятник готов к транспортировке на место постоянной дислокации, когда пришла другая телефонограмма: «Детали памятника не стыкуются».

Здесь следует сказать, что не только орчане мечтали лицезреть монумент Владимиру Ильичу на центральной площади своего города. В это самое время и омчане работали над той же задачей. Своего, омского, Ленина они отливали по макету того же Таратынова, на том же белорусском заводе, только вывезли его, не собирая. В шуме и суете производственного процесса белорусы и не заметили разницы между Орском и Омском, поэтому поделили части памятников по-братски. Доехавшие до Омска детали с буквой «р» вернулись в Калядичи, а с «м» оттуда отправились в Сибирь.

Тут бы поставить точку, сказав: а через 15 дней — обычное время транспортировки грузов по железной дороге — памятник прибыл в Орск, где и занял свое законное место. Не тут то было, потому что поначалу отправили его не железной дорогой, а на тягаче по автодорогам великого и могучего Союза. О том, что асфальт и транспорт в те времена были ничем не лучше сегодняшних, не стоит даже упоминать.

Не проехав и четверти пути, машина сломалась. Памятник с горем пополам вернули под Минск, откуда он отправился-таки домой по рельсам.

А дома его ждали с нетерпением. Первоначально планировалось назначить торжественное открытие монумента на День Великой октябрьской социалистической революции. Вовремя подоспевшая к концу процесса, партия взяла дело под свой контроль. Утро начальника станции Орск начиналось с отрицательного ответа на вопрос: прибыл ли памятник. Но 7 ноября осталось позади, началась снежная уральская зима, а груза все не было...

Гром разразился ранним декабрьским утром. Молнии из уст партийных руководителей летели по телефонным проводам в адрес всех виновных и невинных. Партийные руководители были в ужасе, общественность в шоке. Памятник вождю мирового пролетариата обнаружил наблюдательный ветеран Великой Отечественной войны... на свалке у перрона.

Организаторов в данном случае подвела конспирация. Чтобы не вызывать лишних расспросов со стороны высших государственных органов, памятник был оформлен как «изделие из черного металла». Железнодорожным рабочим и невдомек, что прибывший посреди ночи в товарном вагоне груз является памятником Ленину. Его выгрузили и благополучно забыли, а предутренний снежок и вовсе прикрыл все следы. И лежать бы бронзовому Владимиру Ильичу до весны, если бы пенсионер не заметил торчащей из снега руки вождя.

СУББОТА, 11 июня 2005 года/№ 085/934

Татьяна ПАРНАК

Скачать

Парнак Татьяна «Ленинский путь» 11 июня 2005 года. № 085/934

Печать

Добавить комментарий

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter