Верный друг

№ 1 (1046), 10 января 2019 г.

Валерий Тихомиров,

член Интернационального и Российского Союзов писателей, Союза журналистов России, заслуженный работник культуры г. Орска

Виктор Васильевич Старостин был первым из орчан, у кого прошла персональная выставка в Москве. Его показы вызывали неподдельный интерес ценителей искусства в Японии и Польше. Он рано умер – в шестьдесят. Мы представляем вашему вниманию отрывок из очерка Валерия Тихомирова, который хорошо знал Старостина и дружил с этим талантливым человеком.

Июнь 1964 года. Первая смена загородного пионерского лагеря «Лесные поляны». Он вместе с «Дружбой» только что переехал на Урал в район села Банное из Ущелья, где они по санитарным нормам не ужились с дымным Новотроицким металлургическим комбинатом (ОХМК). На новом месте оказалось великое множество комаров. Дети из «Дружбы», расположенной на открытом месте, как на сковородке, быстро перекрестили соседний лагерь в лесном массиве в «Лесные комары». Причина нашествия насекомых известна. Правый, низкий берег Урала при весеннем половодье активно заливался. Когда большая вода уходила, в низинах оставались болотца – нужная среда для размножения «кровопивцев». Много лет потом накануне летнего оздоровительного сезона все вокруг обрабатывалось санитарной авиацией. С годами проблема решилась сама собой: Урал обезводился из-за плотин гидроэлектростанций, построенных в верховьях. Река усохла, заросла тиной и камышом, зашлаковалась, как вены на ноге. Но до этого издевательства над природой хомо сапиенсом еще оставалось время.

Темно-зеленые военные палатки на четыре раскладушки. Зной в тихий час за тридцать (и даже ночью ни ветерка), дышать нечем, спим в плавках с расшторенным входом, напротив – крестообразное окно с сеткой от мух и комаров. Покатые крыши из сантиметровой фанеры покрашены коричневой краской. Полы из того же материала. Наши вещи – в чемоданах под раскладушками и висят под потолком на самодельных вешалках, сделанных из веревок и палок. Навести порядок в таких спартанских условиях, да еще во время дождя, практически невозможно.

В первом отряде пять палаток пацанов тринадцати-четырнадцати лет. В отдельной – воспитатель Галина Константиновна и две пионервожатых.

С первых дней приезжает мой отец, в прошлом фотокорреспондент городской газеты «Орский рабочий». Он тогда работал в одном из отделов треста «Орскжилстрой». Стал фотолетописцем жизни пионерской дружины. Быстро перезнакомился с руководством и сотрудниками. Накоротке сошелся с холостяком-плавруком Виктором Васильевичем Старостиным. Оставался у него с ночевкой. Спали на одной панцирной кровати. Я бывал в той комнате на летней эстраде. Отсюда звучала музыка и новости из Москвы. Громкие динамики, развешанные по деревянным столбам, транслировали передачи громко, аж до соседнего лагеря. В комнате стоял усилитель, который вместе с микрофоном использовался во время многочисленных концертов художественной самодеятельности. Благодаря отцу я стал ближе к Старостину, хотя он и старше на одиннадцать лет.

Во время тихого часа он приглашал меня на детский пляж, где утром и вечером проводилось купание отрядов. Я плавал в Урале за заградительной сеткой и загорал на солнце, а Старостин в белой кепочке на русых волосах доставал из холщовой сумки серую картонку и тюбики с масляными красками. Раздевался до плавок. Фигура древнегреческого атлета. Сформировался за три года службы в армии. Теперь поддерживал тонус пробежками, турником, плаванием, футболом с мальчишками.

На берегу в тени кустов раскладывал стульчик и начинал рисовать на серой картонке, положив ее на колени. Я подходил, смотрел через загорелое плечо на грубые мазки, которые хаотично, как мне казалось, наносились различными красками на карандашные наброски. Вблизи – мазня мазней. А издали – очень похоже на натуру. Узнавались деревья, тропинка в кустах, пепельно-голубое небо с редкими барашками облаков. Только все на картине казалось каким-то трогательным, с романтическим налетом. Привораживает, притягивает. Можно смотреть подолгу и с настроением. О чем-то думать, мечтать, вспоминать...

– Виктор Васильевич, вы для кого рисуете?

Не отрываясь от скачков кисти, прищурится, откинет голову назад.

– Хожу в художественную студию члена Союза художников СССР Марка Михайловича Мешкова Дома культуры машиностроителей. На лето дано задание: сделать работы.

– А подарить можете?

После паузы.

– Пока нет. Должен показать руководителю.

...Помнится ночная рыбалка. Физруки две сетки для большого тенниса связали, с прорезью в середине, туда пришили мотню из хозяйственных сеток. По бокам закрепили толстые палки. Получился бредень. После рыбалки его обычно сушили – растягивали на траве под кустами за летней эстрадой, подальше от глаз начальства.

...Ребятня в лагере видела десятые сны. В чистом небе холодные снежные звезды, наискосок над лесом – ровно надутая луна. Она, казалось, как и я на берегу, с любопытством рассматривает мужиков, которые тихонько плывут по течению, заводя один край бредня к берегу. Женщины заходят с боков, кричат, поднимают веселый шум, палками бьют по воде, чтобы испуганная рыба плыла в середину.

– Давай-давай! Прижимай ко дну, чтобы ни одна не выскочила!

Тяжелый бредень с водорослями, поднимая волну, с шипением вытягивался на мелкую гальку. Сзади танцевали и кричали женщины.

– Ха, есть! Что-то попалось!

Сразу несколько рук полезли в мотню. В ней две щучки по полметра и несколько сорожек с крупную мужскую ладонь.

– С почином!

Мужики счастливо и со смехом бросали рыбу в оцинкованное ведро, где собрались варить уху. Живность яро дергалась, плескалась в замкнутом водном пространстве. Радовала всех. Задача женской половины – почистить и выпотрошить. Костер уже горел, разбрасывая тени от людей на деревья противоположного берега.

– Ну-у, рыбаки заработали по рюмахе!

С расстеленного покрывала взяли несколько эмалированных кружек. Плеснули водки. Закуска и кружки принесены с ужина. За водкой съездили в город. Пили стоя, весело балагуря и подбадривая друг друга.

Сделали еще пару заплывов.

Я ухи не дождался: сильно захотел спать. Иззевался весь. Взрослые остались. Среди них батя, Галина Константиновна и Виктор Васильевич.

Вокруг луны – грязно-серая дыра среди облаков с опаленными пепельными краями. Блестящая наезженная дорога через пустырь в лагерь кажется иной, чем при солнце. В кустах кто-то невидимый сидит и дышит прохладой. Вершины вздрагивающих тополей серебрятся. Звезды горят, как далекие лампочки разных размеров. Две колеи от машин поворачивают в лес и уходят в черный провал. Немного жутковато.

...Отцовские черно-белые фотографии сохранили моменты счастливого детства. Я в белой рубашке и лично наглаженном пионерском галстуке в группе барабанщиков на какой-то торжественной линейке.

Вот играю в футбол. Был центральным защитником. Правда, в беге тяжеловат, зато мяч выбивал почти от ворот до ворот.

Здесь я – чертенок на празднике Нептуна. Рядом, в дюралюминиевой лодке, укрытой водорослями и цветами, Виктор Васильевич в роли владыки морей и озер, рек и ручейков. На голове – блестящая корона с зубцами. Густая борода и усы из водорослей через веревку. Из подвядших водорослей торчит крепкая рука с высоким деревянным посохом, украшенным полевыми цветами. Все костюмы и оформление дружно делались взрослыми и детьми во время тихого часа. Тогда же, смеясь и радуясь празднику, мы учили слова сценария.

А вот я лежу на пляже, на животе, подняв вытянутые ноги и прямые руки перед собой. Идет обучение плаванию. Над группой мальчишек, вытянув руки, с накачанными бицепсами, стройной фигурой и крепкими ногами, стоит Старостин. Воистину древнегреческий
олимпийский атлет…

СПРАВКА ОГ

Виктор Васильевич Старостин (07.10.1937 – 27.04.1999).

Окончил Народный университет культуры им. Н.К. Крупской в 1966 г.

Родился в семье учителей, рисованием увлекся с детства. 20 лет работал в тресте «Орскпромстрой».

Художник-любитель. С 1964 года – постоянный участник городских и областных выставок, участник десяти всероссийских и всесоюзных выставок, двух передвижных всесоюзных выставок, лауреат I, II и III фестивалей самодеятельного творчества трудящихся. Награжден серебряной медалью ВДНХ СССР. Ветеран труда.

Работы художника находятся в частных коллекциях России, США, Англии, Франции, Италии, Германии, Голландии, Австрии, Японии, Китая, Индии, Южной Кореи, Дании, Финляндии, Болгарии, Венгрии, Польши и стран СНГ.

Печать

Добавить комментарий

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter
Купите Range Rover Velar в салоне Ленд Ровер Рольф в Санкт-Петербурге.