История Орска начинается в далёком 1735 году с основания столицы Оренбургского края. Орская крепость была надёжной опорой России на южных рубежах. Со временем сменив военный статус Орск стал купеческим центром Южного Урала. Минули годы и окрестности Орска стали грандиозной стройкой первых индустриальных пятилеток, был заложен уникальный Соцгород. Орск стал центром Восточного Оренбуржья.

Главным достоянием города всегда были его жители. Орчане достойно несли честь свего города через войны и потрясения. Слава о рабочем Орске разошлась по всему миру. Фирменной маркой города стали: холодильник "Орск", сложнейшее оборудование для металлургии, дорожно-строительная техника, легкие металлоконструкции, промышленный никель и кобальт.

Главная

Фотография на память

Фотосалон прошлого века

7 мая 2005 года

Татьяна Зиннатуллина

Два молодых человека на несколько минут задержались возле экспозиции, на которой выставлены старые снимки начала XX столетия.

Правда, лица у них какие-то смешные?

Это, наверное, потому, что они были необразованные.

Два представителя «просвещенного» XXI века проследовали дальше, а я, недоуменно переглянувшись с сотрудницей музея, с которой мы пару минут назад говорили обратное, возвращаюсь к стенду. Со старых пожелтевших снимков на меня смотрит история города.

Сто лет назад эти люди ходили по улицам Орска, смеялись и плакали, страдали и любили: мещане, купцы, гимназистки, дамы в изысканных нарядах и военные.

Вот снимок купца 2-й гильдии Владимира Литвака с супругой. Он такой важный, степенный, а рядом юная хрупкая Таисия. Сотню раз бывала в доме, который построил Литвак для молодой жены, любовалась расписанным потолком, камином с изящными чугунными решетками и голландскими печами, выложенными розовым кафелем и изразцами. Теперь этот дом обрел для меня и реальные лица. Я понимаю, что для такой красавицы жены стоило выписывать изразцы из Европы. И тем трагичнее кажется гибель этого человека осенью 1918 года на Кумакских высотах. Он, один из богатейших купцов Орска, скончался от полученных ран, сражаясь на стороне красных в составе 2-го Орского полка. Сегодня в его доме расположилась старейшая в городе библиотека имени Шевченко.

Еще один снимок привлекает мое внимание — группа военных музыкантов. В данном случае интерес частный: вдруг среди этих молодых ребят увижу своего прадеда Мину Северина? Но, к сожалению, помню его черты смутно, а врезавшаяся в память деталь — бравые усы — присутствует на многих лицах. За моей спиной останавливается Татьяна Григорьевна Черкас, сотрудник музея. Если мне эти люди интересны, то для нее чуть ли не близкие родственники. Многие экспонаты выставки — это результат ее многолетнего кропотливого труда.

— А знаете, — говорит Татьяна Григорьевна, — как на снимках фотографа Ивана Завьялова был указан адрес фотосалона? «Дом близ Толчка».

И увлекается, начиная объяснять, где в начале XX века располагался в Орске Толчок. И я тоже увлекаюсь, слушая ее вдохновенную речь. Мысленно убираю с улицы Советской, начиная от здания почты, которое и тогда было почтово-телеграфной конторой, обветшалые трехэтажки советской постройки, сквер с памятником Богдану Хмельницкому. Освободившееся пространство вплоть до музучилища (некогда высшее начальное 4-классное училище) заставляю торговыми рядами со всевозможными товарами и населяю людьми, которых вижу на снимках. Эта гимназисточка в темном платье еще минуту назад строила глазки молодому щеголеватому офицеру, а теперь забежала в фотоателье, чтобы скрыть смущение. Большая семья мещан Шуваловых долго готовилась к визиту в салон, наряжалась во все самое лучшее и добротное, женщины доставали из c ундуков наряды и украшения, мужчины расчесывали, мазали маслом бороды и волосы. Этому подростку, так степенно положившему руку на плечо отца, только что мать поправляла непослушные вихры, а еще через несколько минут он опрометью выскочит на улицу, получив от отца подзатыльник вдогонку, чтобы вместе со сверстниками таскать у баб семечки и дразнить молодого казаха, приехавшего из степи и ни бельмеса не понимавшего по-русски. Остальные же члены семьи, потолкавшись на рынке, отправятся в чайную Шигиахметова (в настоящее время магазин «Мануфактурная лавка»). А эту разодетую даму в кокетливой шляпке ждет за дверями дородный купец. Он лениво оглядывает толпу, похлопывая от нетерпения хлыстом по сверкающему голенищу сапога, и прикидывает, чего в этом изобилии недостает, чтобы завезенный товар разошелся с хорошим наваром.

В начале века в Орске было два известных фотографа: Завьялов Иван Петрович, родом из мещан, и Красников Василий Иванович, самоучка из крестьян. Делали фотографы портреты людей всех сословий, групповые и семейные снимки. Их услугами пользовались госучреждения, полицейское управление, гимназия. Красников даже держал орловских рысаков, чтобы выезжать в сельскую местность, делать снимки горожан на отдыхе, на лоне природы.

А для того чтобы лучше понять, что представлял собой фотосалон начала прошлого века, устроители выставки создали такое ателье прямо в музее. Тут тебе и плетеные кресла, и зеркало в резной раме, и столик с ажурной скатертью, и даже настоящая фотокамера тех времен, к ней склонился фотограф, накрытый черным покрывалом. Видна лишь его рука, жестом привлекающая внимание фотографирующейся дамы. И кажется, что вот-вот прозвучит заветное: «Внимание! Сейчас вылетит птичка».

Нельзя не отметить, что на необычной выставке, поводом для которой послужило желание сотрудников музея показать редкие, а порой уникальные снимки, которые хранились в фондах музея и ни разу не выставлялись, демонстрировались работы одиннадцати орских фотохудожников. Кроме вышеназванных «первопроходцев» фотодела в Орске представлены снимки 50-80-х годов таких мастеров, как Гергель, Пелагин, Тан, отец и сын Тихомировы. Современных фотохудожников представляют Дубов, Бибиков, Горшков и другие. Кроме того, экспонатами выставки стали фотоаппараты разных лет, фотоальбомы, аксессуары.

Смотрела снимки современных авторов, многие из которых мне нравились. Я понимала и замысел, и идею автора. Но одно отметила для себя: на снимках нынешних фотографов вижу скорее автора, но при этом ничего не могу сказать о снимаемом объекте. На старых же фотографиях, самых незатейливых и наивных, на первый план выступают люди, запечатленные на снимках. Их лица одухотворены, даже озарены неким внутренним светом, а потому имеют необъяснимую притягательность и силу.

Орск

Скачать

Зиннатуллина Татьяна «Фотография на память» 7 мая 2005 года.

Печать

Добавить комментарий

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter