• Орский краеведческий музей. 2011 год
  • Памятник труженикам Орского железнодорожного узла ЮУЖД
  • Проспект Мира
  • Чернышева улица
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter

Отслужив почти два года, я так и не привык к тому, что жизненные декорации меняются с оглушающей быстротой. Траур сменяется праздником, а печаль — весельем. Именно поэтому так часто создавалось впечатление иллюзорности происходящего. Нормальный человек не может так быстро перерождаться, менять амплуа, превращаясь из трагика в клоуна. В жизни так не бывает. Торжество было, а соответствующее ему настроение уже давно утекло вместе с кровью погибших. И вновь мы готовимся к главному событию в войсках — Дню ВВ и приезду командующего. Опять начнется круговерть, подобная чехарде мелкого хлама, который поднимает в воздух проезжающая на большой скорости машина.

«…Здравствуйте, мама, папа и Алешка! Как вы там живете? У меня все нормально, уже больше недели идут непрерывно спецоперации, выезжаю радистом командира бригады. На БТРе исколесил весь Грозный. Постоянная и тяжелая работа. Воюем с тенями».

Февраль радовал нас почти летним теплом. Грязь на дорогах высохла, и днем мы нежились под солнцем. Ночами существенно подмораживало, однако мы уже успели убрать в кладовую бушлаты. После заварухи в Бутенко в районе стало спокойнее. По дороге в бригаду, пока тряслись в БТРе, водитель Филимон крыл на чем свет стоит Чечню вместе с ее жителями и милицией. «Нужно было этот гребаный сарай вместе с чеченскими ментами на дрова раскатать. Волю почувствовали, суки». Это был последний раз, когда я видел Филимона живым.

Я давно уже стал фаталистом. Судьба человека непредсказуема, и вся жизнь проходит на ее виражах. Мог ли я предполагать, что, будучи корреспондентом газеты, в скором времени окажусь вместе с земляками-орчанами в разбитом войной городе. Из спокойных будней закружусь в вихре войны на долгие восемь месяцев, стану не сторонним наблюдателем, а непосредственным участником военных событий, свидетелем побед и людских трагедий. Наверное, это наш крест, и все описанное — горсть осколков, привезенных с той войны. Мы там были.

Все получилось неожиданно. На очередном построении роты командир объявил, что в командировку нужно отправить одного сержанта. К тому времени в роту только перевели молодое пополнение, а из старослужащих в сержантском чине был только я. Вариантов не было, не осталось и сомнений, и, выйдя из строя, сказал: я поеду.

№164 (21861) от 10 октября 2007 года

Механический завод выделяется своим фасадом. Ухоженный сквер перед проходной, на постаменте – установка, которая до недавнего времени являлась секретной. Но теперь настало время раскрыть его.

ЧАСТЬ 1

Историю нашего многонационального города сложно представить без немцев. Этому народу пришлось претерпеть много лишений. Страдать наравне с людьми других национальностей в годы революции и коллективизации. Голодать, терять родных и близких, сгинувших в лагерях. На долю этого народа выпали и сугубо свои невзгоды. В период Великой Отечественной войны российские немцы оказались чужими среди своих, несмотря на то, что для многих наша страна стала уже не второй, а первой и единственной Родиной.

Но это не помешало властям, а следом за ними и озлобленным на жизнь гражданам Страны Советов, зачислять в стан врагов ни в чем не повинных людей. Виноватых лишь в том, что их предки переехали в нашу страну несколько веков назад...

1 сентября 2005 года

Мы привыкли воспринимать окружающее как данность. Дескать, стоят себе памятники, мемориалы, ну и пусть стоят на своих местах. Пройдем мимо по своим делам, головы не повернем, не остановимся. А между тем чего только не пришлось повидать на своем веку старинным стенам, сколько крови впитала наша земля... Памятники, таблички на домах - чтобы не забывали о событиях прошлого, чтобы знали свою историю. Ведь то, что нас окружает сегодня, было создано и сбережено поколениями предшественников.

Городской архив был создан в конце 1917 года, но по большому счету к работе приступил после Гражданской войны, – рассказывает директор филиала Государственного архива Оренбургской области в г. Орске Кира Григорьевна Биркенгоф. – Орский городской архив содержит в основном документы, касающиеся советского периода. Самые ранние датированы 20-ми годами минувшего века, но их очень мало. В основном документы этого периода сохранились лишь в Оренбургском архиве. В 1959 году архив приобрел статус филиала областного, так как был не в состоянии вместить все документы. В 1994 году архив переехал в помещение бывшего детского сада.

На съезде партии в 1930 году было принято решение об ускорении темпов индустриализации. Однако реальных условий для этого не было. Выход виделся один – в нещадной эксплуатации деревни, принудительных займах, увеличении продажи алкоголя, коллективизации и создании колхозов. Но результаты все равно были неутешительными. Крестьянство не видело реальных стимулов для совместного хозяйствования, играли свою роль и низкие закупочные цены на сельхозпродукцию.

Коллективизация, борьба с кулачеством, изъятие «излишков» создали настоящую атмосферу ужаса в стране. В начале 1930-х гг. зверствовал массовый голод, вымирали целые деревни. Но при этом за границу шли эшелоны с пшеницей в обмен на валюту, так необходимую для индустриализации страны.

1937 год был непростым для нашей страны. Волна репрессий затронула и наш город. Под определение «враг народа» зачастую попадали ни в чем не повинные люди.

ДОКУМЕНТЫ из фонда нефтеперегонного завода за 1936-1937 гг. в филиале Государственного архива Оренбургской обл. в Орске свидетельствуют: на недавно введенном в строй предприятии давали о себе знать самые разные проблемы. И все чаще в документах упоминается о вредительстве.

Время, казалось, испытывало людей на прочность, заставляя проявлять характер. Листая уникальный документ - «Протокол совещания хозяйственного актива и стахановцев Орского нефтеперегонного завода от 10 апреля 1937 г.» представляешь живую картину силы и слабости человеческого духа. Характерно, что в ситуации, когда жизнь каждого буквально висела на волоске, находились люди, готовые обвинить других в чем угодно, лишь бы угодить начальству и отвести подозрение от себя. Но у некоторых все же хватало смелости говорить правду и отметать абсурдные и огульные обвинения в адрес коллег. Благодаря смельчакам многим сотрудникам завода удалось избежать репрессий, ссылок, лагерей и смерти. Система ломала далеко не всех...